Свобода в финансах, но не в политике

Комментарии к записи Свобода в финансах, но не в политике отключены

Эксперты HSBC — о цене китайского роста, шанхайском эксперименте и будущем без   доллара

kitaj_450-267_jpg_576x288_crop_q70Прошлый год завершился для КНР очередным успехом. К числу валют, которые могут напрямую конвертировать­ся в юань, — а это доллар США, иена и австралийский доллар — добавился фунт стерлингов. Теперь и свободная конвертация китайской валюты не кажется каким-то чудом. О том, где для юаня уже наступило светлое буду­щее, о нефтеюане, который сместит нефтедоллар, и о том, сколько за все это придется заплатить, журналу «РБК» рассказали председатель правления HSBC в России Марк Стадлер, глава по развитию бизнеса в юанях в Европе Ронгронг Хуо и руководитель аналитического департамента по Китаю Жи Минг Жанг.

ХУЖЕ, ЧЕМ В АМЕРИКЕ

Угроза жесткой посадки китайской экономики, похоже, миновала. Чего следует опасаться сейчас?

Жи Минг Жанг: Бурное экономическое развитие спровоцировало быстрый рост теневого кредитования и хаотичное увеличение долга местных органов власти. Это главная угроза. Объемы кредитования ежегодно бьют рекорды, что чревато появлением пузырей в экономике. Только за 2013 год цены на недвижимость в таких крупных городах, как Шанхай и Пекин, подскочили на 20%.

А каковы объемы теневых сделок?

Жи Минг Жанг: На каждый легальный кредитный доллар приходится 50 «теневых» центов. Основная проб­лема в том, что в Китае, в отличие от Америки, отсутствует понятие дефолта и нет четкой кредитной политики, понимания кредитных рисков, стандартов по предо­ставлению займов.

Жи Минг Жанг: О размерах этой проблемы говорить пока рано: результаты аудита долгов местных властей еще не опубликова­ны. Одно могу сказать: в ноябре 2013 года правительство объ­явило о проведении фискальной реформы. Руководство страны также намерено привлекать инвестиции в регионы, что, веро­ятно, приведет к сокращению внутреннего долга.

Китай часто сравнивают с Японией конца 1980-х, когда выросли цены на рынке недвижимости и фондовом рынке и в экономике образовался пузырь. Насколько это сравнение уместно?

Жи Минг Жанг: Вполне уместно. Например, схож объем ин­вестиций в основной капитал (в процентах к ВВП). В Китае этот показатель давно находится на уровне 60%. Есть параллели и в демографической политике. Из-за введения программы «одна семья — один ребенок» население начнет стремительно стареть с 2020 года. Но сейчас эта политика корректируется. И Китай все активнее инвестирует за рубеж в поисках более высокой доходности — так же поступала Япония.

БУДУЩЕЕ: СВЕТЛОЕ И КИТАЙСКОЕ

Заявление зампреда Народного банка Китая И Гана о том, что страна не ставит целью увеличение валютных резервов, наделало много шума. 06 этом говорили и раньше, однако это не мешало резервам расти.

Жи Минг Жанг: Наращивание валютных резервов больше не в интересах страны. Китайские ЗВР — крупнейшие в мире. На конец третьего квартала 2013 года они достигли 3,6 трлн дол­ларов. Руководство Народного банка считает, что укрепление юаня на пользу жителям КНР. И его не устраивает доходность по краткосрочным казначейским облигациям США, в которых размещено около трети золотовалютных резервов Китая.

Марк Стадлер: Более того, эта тенденция прослеживается по всему миру. Каждое государство пытается диверсифицировать свои золотовалютные резервы. Центральный банк России не­давно включил в ЗВР активы, номинированные в канадских и австралийских долларах. Этот процесс отражает перемены в глобальной торговле. Доля валюты в резервах напрямую зави­сит от внешнеторгового оборота в данной валюте.

Какой может быть реакция США?

Жи Минг Жанг: Америка до сих пор сохраняет низкие про­центные ставки и при этом остается тихой гаванью для ми­ровых инвесторов. Я не думаю, что США сильно обеспокоены снижением доли казначейских облигаций в золотовалютных резервах Китая. Пару лет назад американский Минфин по­стоянно обвинял нашу страну в манипулировании валютой. С 2012 года американская экономика начала восстанавливать­ся, и такие разговоры прекратились. Когда в середине 2012-го курс юаня стал снижаться и в течение полугода упал на 1,9%, Штаты не проронили ни слова.

Сегодня юань находится на девятом месте в списке самых используемых валют в мире Банка международных расчетов, тогда как три года назад занимал 17-е. Что произошло за это время?

Жи Минг Жанг: Китайская экономика — вторая по объему ВВП в мире. По объему торговли она еще в 2010-м вышла на первое место, обойдя Германию. В 2012 году внешнеторговый оборот Китая превзошел американский показатель: 3,87 трлн долларов против 3,82 трлн.том, что страна не ставит целью увеличение валютных резервов, наделало много шума. 06 этом говорили и раньше, однако это не мешало резервам расти.

ПОДОЖДИТЕ СО СВОЕЙ ДЕМОКРАТИЕЙ

Когда будет обеспечена полная конвертируемость юаня?

Жи Минг Жанг: К 2017 году. Этому будет способствовать создание специальных торговых и экономических зон, где можно было бы проводить контролируемый процесс либе­рализации, не подвергая всю экономическую систему каким- либо рискам.

Вы говорите об эксперименте в Шанхае?

Жи Минг Жанг: Да, такая зона от­крыта четыре месяца назад. Пер­вые результаты мы надеемся уви­деть уже через три месяца.

Ронгронг Хуо: Задача экспери­мента — создать площадку для ли­берализации юаня, достижения его полной конвертируемости и мониторинга движения капитала.

К чему это приведет? Во-первых, операции в иностранной валюте внутри зоны будут более эффек­тивными, что увеличит движение капитала между рынками. Во-вто- рых, будут развиваться разные отрасли. Хотя, конечно же, здесь власти сделают упор лишь на не­которые сектора экономики.

Упадет ли курс юаня после его либерализации?

Жи Минг Жанг: Процитирую гла­ву Сяочуань: «Национальная валюта уже достигла того уровня, чтобы идти дальше». Поэтому мы ожи­даем стабильности. Банк, в свою очередь, сделал все от него зави­сящее для удержания курса. Вла­сти понимают, что его ослабление может привести к плачевным по­следствиям. В 2012 году юань упал на 1,9%, и это привело к серьезному оттоку капитала из страны.

Ронгронг Хуо: Пока Китай только переходит к новой эконо­мической модели, хотелось бы, чтобы рынки играли большую роль в судьбе валюты. С этой точки зрения неважно, падает ее курс или нет. Рынки, а не центральное правительство — двига­тель этого процесса. Именно они должны устанавливать рав­новесный обменный курс.

Стоит ли надеяться на «демократическую весну» в стране?

Жи Минг Жанг: Ситуация с Китаем очень интересная, его модель развития уникальна. На Западе до сих пор спорят, можно ли изменить экономическую модель государства без политической реформы. Нам надо подождать и посмотреть.

ПРОЩАЙ, ДОЛЛАР?

Какие страны сегодня занимают ведущие позиции по объему операций в юанях?

Жи Минг Жанг: В Азии это Гонконг, Сингапур и Тайвань.

Ронгронг Хуо: Если брать все регионы, то тройка лидеров вы­глядит иначе. В прошлом году Великобритания обогнала Син­гапур и заняла второе место в мире после Гонконга. Теперь британские финансовые институты могут напрямую инве­стировать в Китай и привлекать оттуда инвестиции. Если гово­рить о юане как о торговой валю­те, здесь можно выделить Герма­нию и Францию. То есть в Европе очевиден прогресс. Вы спросите, как обстоят дела с Ближним Вос­током, Африкой, Северной и Ла­тинской Америкой? Тут требуется время, но процесс идет довольно быстро. Интерес есть и в Мексике, и в Бразилии, и в Канаде, особен­но в том, что касается сырья.

Три года назад HSBC ожидал, что к 2013-2015 годам более 50% торгового оборота Китая с развивающимися странами будет обслуживаться в юанях и объем международных торговых расчетов в этой валюте достигнет 2 трлн долларов. Оправдывается ли прогноз?

Ронгронг Хуо: Он по-прежнему актуален. Мы считаем, что доля внешнеторговых операций Ки­тая с развивающимися рынками с использованием юаня вырастет с 17-18% по итогам 2013 года до 50% к 2015-му. Напомню, что на развивающиеся рынки приходит­ся порядка 60% общего внешне­торгового оборота Китая.

Когда юань станет полностью конвертируемым, как это повлияет на мировую торговлю?

Ронгронг Хуо: К 2050 году Китай обгонит США по объему ВВП. Поэтому тот факт, что юань займет место в мировой торгов­ле наряду с американским долларом и британским фунтом, не станет неожиданностью. Что касается цен на сырье, они исто­рически были номинированы в долларах США. Но посмотрите, 70% нефти Саудовской Аравии экспортируется в КНР. И мы не удивимся, если однажды расчеты за поставки нефти станут проводиться и в юанях тоже. Юань не заменит американскую валюту полностью. Просто инвесторам будет предоставлена возможность выбора, причем и на других сырьевых рынках. HSBC недавно устраивал конференцию на тему торговых операций по закупке сои. Отмечу, что соевый соус очень популярен в Китае. Мы решили выяснить, в какой валюте выгоднее проводить расчеты, в частности между Китаем и Бразилией — крупнейшим производителем сои в мире. Юань оказался выигрышным для обеих сторон.

При каких условиях нефтеюань (то есть чистые валютные доходы нефтедобывающих стран в юанях) мог бы сместить нефтедоллар?

Жи Минг Жанг: Китай уже второй по величине импортер нефти в мире, и его позиции будут только укрепляться. А Штаты становятся все более независимыми от импорта энергоносителей. Крупнейший же экспортер — Россия. Вот вам и все необходимые данные для решения этой задачи.

Как повлияет интернационализация юаня на российскую экономику?

Марк Стадлер: Через 20 лет Китай станет основным тор­говым партнером страны. Будет ли это партнерство осно­вано на паритетных началах, покажет время. Российско­му деловому сообществу необходимо четко представлять, какие возможности для него открывает юань, какими преимуществами он обладает. HSBC уже размещает об­лигации в офшорных юанях для своих клиентов. Так, мы осуществляем транзакции для ВТБ и банка «Русский стан­дарт». Помимо большого количества обменных операций предоставляем компаниям торговое финансирование. К примеру, работаем со «Спортмастером», помогая им от­крыть в Китае первый магазин. То есть этот процесс поз­волит диверсифицировать российскую экономику, разви­вать не только сырьевой бизнес, но и производить товары в Китае или выйти на его рынок сбыта.

РонгронгХуо: Российским корпорациям юань интересен в качестве инструмента финансирования из-за привлека­тельной стоимости фондирования. Еще одно преимуще­ство юаня — вы с легкостью можете обменять его обратно на другие валюты. Если я китайский предприниматель и хочу открыть свой бизнес в России, мне придется обменять собственную валюту на другие множество раз, но если я но если я буду напрямую использовать юань, это принесет эконо­мию на издержках и мне будет проще управлять транзак­циями.

24.01.2014 |

Комментарии закрыты.

Как Фирма 2008-2013, - правдивые отзывы о компаниях, каталог компаний.